40 месяцев мучений в заточении СБУ

 
Новости
20 октября
07:32

40 месяцев мучений в заточении СБУ

Политзаключенный Максим Сакауов вместе с четырьмя «друзьями по несчастью» Евгением Мефедовым, Сергеем Долженковым, Владиславом Романюком и Сергеем Корчинским со 2 мая 2014 года томились в украинских тюремных застенках в ожидании решения суда. Всего было 19 фигурантов: обвинение «гремело кастрюлями», требуя приговорить «куликовцев» к лишению свободы на срок от 8-ми до 15-ти лет. Россиянам Евгению Мефедову и Максиму Сакауову «светило» по 12 и 15 лет соответственно. 18 сентября 2017 года Ильичевский городской суд Одесской области признал всех обвиняемых по делу невиновными. Оправдательный приговор получили все, но Мефедова и Долженкова задержали сразу же после оглашения вердикта суда: им предъявлено новое обвинение…

…Мы встретились с Максимом Сакауовым в Москве, куда он прибыл буквально на днях после всех злоключений, случившихся с ним на Украине. 41-летний мужчина провёл почти 3,5 года в украинской тюрьме только за то, что являлся гражданином России! Скажете: такого не бывает! Мы тоже раньше так думали…

40 месяцев (это – юридический коллапс, если не учитывать тот неоспоримый факт, что понятие Украина как государство – это коллапс в целом) Максиму пытались состряпать приговор «на три пятилетки»: СБУ выдавала его за «российского шпиона». Ситуация доходила до абсурда, но, несмотря на тяжелейшие условия, хаос и бесправие, ему удалось выстоять. Всё, о чём он рассказал в интервью ИА «Антифашист», не сопоставимо со здравой логикой. Но речь идёт о «стране 404», напрочь закрепившей за собой этот низменный статус.

Максим Сакауов немногословен. Очевидно, мысли после всего пережитого ещё не приведены в порядок, а сам он не полностью адаптировался на свободе. Он не помнит точных дат и имен «постмайданного кошмара», говорит, мол, давно это было... О себе рассказал совсем немного: родился в 1976 году в Тирасполе в семье военнослужащих, во время военных действий в Приднестровье его отец служил в штабе 14-й гвардейской общевойсковой армии РФ (командующий – генерал Александр Лебедь), выполняющей в регионе миротворческую миссию; семья Сакауовых (у Максима также есть сестра) была прописана в общежитии армии в Тирасполе, где они и получили российское гражданство.

Максим, а как ты попал в Одессу?

- Я учился в Тираспольском филиале Московского университета менеджмента и коммерции, но так вышло, что занимался автоделом. В Одессу приехал в 2004 году - жить и работать. Моя жена – коренная одесситка, у нас есть 8 летняя дочь. Правда, сейчас мы с супругой в процессе развода: за время моего пребывания в тюрьме она нашла мне замену. Но раньше мы нормально жили. И хотя меня не спешили официально оформлять на работу (я ведь был с российским паспортом), я не чувствовал в отношении себя в Одессе никакого негатива, ко мне все относились нормально.

- Как оказался на Куликовом поле?

- Когда на Украине начались известные события, я следил за всем, что происходило. Меня возмущало то, что творилось в Киеве, я считал это неприемлемым! На тот момент у меня было огромное желание пойти работать в милицию, но я ведь не был гражданином Украины. Поэтому с марта 2014 года начал приходить на Куликово поле, где собирались одесситы, противостоящие этому шабашу. К тому же, все они были за дружбу с Россией. Там я вступил в ряды православного казачества.

- Чем именно ты занимался 2 мая 2014 года?

- 2 мая мы должны были обеспечивать правопорядок, так как имелись предпосылки того, что из-за футбольного матча, проходившего в городе, будут провокации со стороны «ультрас» и прочих националистов в отношении активистов Куликова поля. В Одессу тогда свезли очень много нацистов: мы намеревались не допустить столкновений и защитить своих людей. Я был на улице Греческой, где произошли первые кровавые столкновения, стоял в кордоне вместе с сотрудниками милиции, плечом к плечу… Но правоохранителям не поступало каких-либо приказов что-то делать…

Когда поджигали Дом профсоюзов, ты где находился?

- К тому моменту я уже был задержан! Туда смог прорваться и там погиб мой товарищ Алексей Балабан… Тогда агрессивно настроена толпа нацистов окружила наш квартал, и нам пришлось укрыться в здании ТЦ «Афины», куда впускали бойцы подразделения «Сокол». Потом под предлогом эвакуации нас всех задержали. Я пытался объяснить, что я наоборот помогал милиции охранять правопорядок, но меня никто не слушал, мол, дашь показания, всё объяснишь, а сейчас тебе предъявлено обвинение, поехали, потом разберутся…

- И разбирались без малого 3,5 года?!

- Да уж… Нас, около двух десятков задержанных, сразу же вывезли в Белгород-Днестровский (райцентр в Одесской области – авт.), там мы несколько дней просидели в камерах. Потом нас ночью «оптом» погрузили в «автозаки» и отправили в Винницкую область, где определили меру пресечения в виде содержания под стражей, после чего отправили в СИЗО Винницы. Позже я узнал, что в ночь с 4 на 5 мая под стенами КПЗ в Одессе собралось много одесситов, требовавших отпустить ребят, задержанных в Доме профсоюзов. Тогда некоторых отпустили. Правоохранители опасались, что так же придут люди и к КПЗ в Белгород-Днестровском, поэтому в срочном порядке «эвакуировали» нас в Винницу. Там в СИЗО мы просидели несколько месяцев. Лишь один раз за всё время ко мне пришёл следователь, я ему объяснил, что в беспорядках не участвовал, а фактически находился вместе с правоохранителями. Но во внимание из моих слов ничего взято не было. Ни-че-го! Следователь этот был явно подневольным человеком, по нему видно было…

то тебе вообще конкретно вменяли?

- Как – что? Организацию массовых беспорядков на Греческой, ставших причиной гибели нескольких человек.

-Не перестаю удивляться. И такое бывает?

- Как выяснилось, бывает. В общем, заехал я в Одессу, повидался с дочерью, на поезд – и в Россию…

- Чем здесь планируешь заниматься?

- Жить, работать, приносить пользу российскому обществу. Я ведь – гражданин России!

От редакции. Поток исков от граждан Украины (и не только) в ЕСПЧ стремительно растёт. Только в 2016 году ЕСПЧ присудил истцам против Украины компенсацию в размере €1,2 млн. На рассмотрение ЕСПЧ вскоре добавится ещё один – от политзаключенного Максима Сакауова как лица, пострадавшего от украинской правоохранительной и судебной системы. 40 месяцев, проведенных в тюрьме и оправдательный приговор – беспроигрышный вариант.

 

Источник

 

Рубрика: 

Последние публикации

Популярные статьи