Andrzej Kruk: Кризис на Украине и национальные интересы Польши

 
Новости
15 февраля
12:30

Andrzej Kruk: Кризис на Украине и национальные интересы Польши

Как известно, исторические польские территории на Востоке никогда не ограничивались «линией Керзона» и тем более – границей 1945 года; Галиция и Волынь довольно долго были не менее польскими, чем Podlasie или Chełmszczyzna, и лишь крушение Второй Речи Посполитой и Ялта стали причиной их перехода под власть Москвы. Хельсинскский акт подтвердил границы 1945 года в Европе – казалось, навечно; но, как мы знаем, ничего вечного ни в природе, ни тем более в геополитике, не существует. И если относительно исторической и, шире, цивилизационной принадлежности Волыни ещё можно спорить, то Львов, Станислав и Тарнополь безусловно и однозначно были и есть частью польского культурного и исторического пространства и, шире – европейской цивилизации.

Но также мы осознаём, что любые попытки пересмотра существующих границ в Европе – нелегитимны; тем более, что современная Польша далека от Речи Посполитой XVI века и даже от державы Пилсудского – и, как бы ни были сильны в нас национальные предубеждения, мифы и заблуждения, мы понимаем, что какие-либо территориальные претензии и поползновения на аннексию территорий, на основании того, что они когда-то были польскими – это нонсенс в реалиях ХХI века. «Польский Львов» - такая же далёкая от жизни абстракция, как и «Польский Вильно»; история подобна реке, в которую нельзя войти дважды. Львов, Тарнополь и Станислав сегодня являются частью Украины – и не дело Польши и поляков решать, кому эти территории будут принадлежать в будущем. Это целиком и полностью прерогатива жителей Галиции – которые одни и могут определять пути развития своей Родины.

И вот здесь вместо точки надо поставить многоточие…

Майдан 2013-2014 годов, или, как этот переворот называют официальные киевские власти, «Революция достоинства», проходил под лозунгом «Украина – это Европа!» Вышедшие на Площадь Независимости в Киеве украинцы требовали смещения погрязшего в коррупции, непотизме и некомпетентности режима Януковича, который пытался усидеть на двух стульях – обещая чиновникам Евросоюза подписать соглашение об ассоциации с ЕС и одновременно клянясь в верности Путину и намекая о желании вступить в Таможенный союз России и Белоруссии. Сидение на двух стульях – занятие неблагодарное и, в определенные моменты, опасное – что на своей шкуре испытал Янукович, вынужденный в феврале 2014 года бежать из Киева, ненавидимый и презираемый не только своими политическими противниками, но и немногочисленными сторонниками.

Можно как угодно иронично относится к истовой, несколько иррациональной и по-детски наивной вере украинцев в то, что они европейцы только потому, что объявили себя таковыми – но нельзя не уважать их желание вырваться из порочного круга коррупции, злоупотреблений, пренебрежения законами, отсутствия правовой культуры и агрессивного отрицания прав человека, которыми насквозь был пропитан правящий украинский режим. Люди, вышедшие на Майдан в Киеве, реально хотели европейского будущего для своей страны – но этим порывом прекраснодушных идеалистов, как обычно, воспользовались прагматичные подлецы и бесчестные негодяи, использовавшие народный протест в своих целях.

К власти на Украине в феврале 2014 года пришли люди, на биологическом уровне ненавидящие всё, что связано с Россией, отрицающие право жителей Украины (и не только русскоязычных) на принадлежность к тому типу цивилизации, который обобщённо именуется «Русским Миром», стремящиеся вычеркнуть Украину из общей с Россией и другими республиками СССР истории – при этом немедля начавшие возводить на пьедестал национального пантеона героев людей, чьи руки густо обагрены кровью не только русских, украинцев и евреев, но и поляков.

Естественной реакцией русскоязычного Востока Украины (Донецкой и Луганской областей) и жителей автономной Республики Крым было отторжение такой власти в Киеве, тотальное неприятие зоологической русофобии пришедших к власти бандеровцев. Дров в костер разгорающейся вражды добавили заявления новых украинских властей о предполагаемом тотальном запрете русского языка и намерении силового принуждения абсолютно русскоязычного Крыма и во многом русскоязычного Донбасса к переходу на украинский язык. Результатом вспышки взаимной ненависти стал референдум в Крыму, поддержанный «зелёными человечками», и акты гражданского неповиновения на Донбассе; и если с Крымом украинские власти ничего сделать уже не могли (на полуострове присутствовал двадцатитысячный контингент российской армии), то ситуация в Донецке и Луганске стремительно начала скатываться к гражданской войне. Которая и разразилась в апреле-мае 2014 года….

Но силой принудить жителей Донецкой и Луганской областей и повиновению плохо подготовленной, необученной и скверно управляемой украинской армии не удалось – сначала она натолкнулась на противодействие группы Стрелкова в Славянске и неорганизованных отрядов ополченцев из шахтеров и рабочих заводов в городах Донецкой агломерации, а затем потерпела несколько чувствительных поражений от частей российской армии, спешно переодетых в мундиры донбасского ополчения. В настоящий момент ситуации на Востоке Украины замерла в неустойчивом равновесии – военного решения конфликта не существует: украинская армия не может нанести поражение армиям донбасских республик ввиду угрозы со стороны российской армии, донбасские войска не в состоянии одолеть втрое превосходящие их силы Украины. Но в данной ситуации нас интересует иное – а именно, как дальше может развиваться ситуация в остальной Украине?

Майдан 2014 года не ставил целью развязать на Украине гражданскую войну и втрое снизить жизненный уровень населения – его целью было превращение Украины в правовое европейское государство. Эта цель очевидно не достигнута – всей Украиной; но может ли она быть достигнута той частью Украины, которая всегда, с середины XIV века и до Ялты, была частью европейской цивилизации? Полагаю, что вполне. Вопрос лишь в том, готовы ли сами галичане стать кузнецами своей судьбы?

Прецедент Крыма позволяет нам предположить, что в случае дальнейшего снижения жизненного уровня украинцев, продолжения гражданской войны и экономического кризиса жители Галиции и, возможно, Волыни вправе организовать референдум об отделении от обанкротившегося и оказавшегося несостоятельным украинского государства и присоединении территорий, некогда бывших Речью Посполитой, к Польше. Почему то, что позволено жителям Крыма – не может быть позволено жителям Волыни и Галиции? А в случае организации подобного референдума и получения таких итогов, которые прямо и недвусмысленно будут говорить о желании галичан и волынян уйти в Европу – Польша вправе оправдать чаяния и надежды людей, обративших к ней свои мольбы, почему нет?

Если население Галиции и Волыни организует референдум о независимости от Украины и воссоединении этих исторических польских областей с матерью-Польшей – что может воспрепятствовать этому? Власти Украины? Они уже многократно доказали свою недееспособность и недоговороспособность. Брюссель? Мы всегда можем ответить на претензии Еврокомиссии примером Косова. Вашингтон? Но там всегда во главу угла ставили право наций на самоопределение – разумеется, когда им это выгодно; Польша так же считает право народов Галиции и Волыни на самоопределение превыше догм Ялты и Потсдама.

Референдум – законный и легальный способ изменения границ; Польша доказала это ещё в 1922 году, на основании референдума присоединив к себе Срединную Литву с Вильно. Почему мы не можем это сделать сегодня ещё раз?

Источник

Вступайте в нашу группу в Одноклассниках и будьте в теме главных событий дня 

Рубрика: 

Последние публикации

Популярные статьи