Россия должна сделать выбор между 1941-и и 1991-м годом

 
Новости
27 августа
23:19

Россия должна сделать выбор между 1941-и и 1991-м годом

Публикация американским Конгрессом проекта новых санкций против России, которые могут вывести ее из долларовой зоны и заблокировать ключевые отрасли ее экономики, вновь поднимает проблему позиций российской элиты. Центральный вопрос выглядит следующим образом: что либерализм принес России после 1991 года? В этой войне, как и во Второй мировой, на кону стоит существование России. И она должна победить, чтобы выйти на новый уровень политического существования - пишет Карина Беше-Головко в статье в переводе от Dedefensa.org

От неудавшейся попытки влияния до открытого конфликта

Использование санкций для воздействия на российскую внутреннюю политику осталось в прошлом: страна преодолела препятствия, укрепив экономику и сплотив население. Поэтому конфликт переходит на новый уровень, уровень смертельной борьбы. Драконовский характер новых американских санкций, в случае их принятия Конгрессом, может поставить российскую политику перед выбором, который руководство страны все еще не готово сделать. Официально этот акт принимается для укрепления роли НАТО и борьбы с киберпреступностью. Напомним, что Россия не раз предлагала международное сотрудничество в борьбе с киберпреступностью: этот шаг выглядит логичным с точки зрения интернационального характера данного явления, однако в силу идеологической стороны вопроса преступники для одних вовсе не обязательно являются таковыми для других.

Новые санкции могут привести к изоляции России от внешнего мира: персональные меры против бизнесменов и политиков, запрет на участие в российских энергетических проектах (будь то ремонт, техобслуживание или строительство инфраструктуры), запрет на прямое или косвенное финансирование российского долга, блокирование собственности и операций восьми главных российских банков (Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, Банк Москвы и т.д.).

От бесполезного предательства к необходимому обновлению

Различные публикации российских источников говорят о предательстве со стороны постсоветской элиты. Хорошим примером тому служит глава Сбербанка Герман Греф. В стремлении сохранить хорошие отношения с Западом он отказался открывать отделения (государственного!) банка в Крыму, всячески пытался приватизировать его и не стал признавать (несмотря на президентский указ!) документы выходцев с Донбасса. Только вот, несмотря на все эти низости и пресмыкательства, санкций он не избежал. Его предательство оказалось бесполезным.

Этой теме была посвящена недавно вышедшая статья на сайте российского информагентства «Регнум». В ней рассматривается линия поведения пришедшей к власти на развалинах СССР элиты, которая методично добивалась деиндустриализации страны, формируя тем самым ее технологическую зависимость от Запада, причем в тех отраслях, которые были совершенно независимыми до распродажи активов (авиастроение, космос, энергетика…). Именно эти области сегодня оказались под прицелом.

Кто-то говорит, что эта неолиберальная элита оказалась в тупике, а кто-то считает, что она взяла в руки власть. Тупик связан с тем фактом, что никто в США даже не пытается скрыть цели санкций, которые ставят под вопрос существование страны в ее текущих границах и форме: вызвать народное недовольство с последующим свержением власти. Россия, конечно, не Украина, однако риск все же не нулевой. К тому же, складывается впечатление, что некоторые члены правительства активно этому способствуют…

В любом случае народное недовольство элитой (правительство, президентская администрация, руководство предприятий и банков) ставит перед властью ее обязательства, и она должна реагировать, если хочет выжить. В интеллектуальном плане эта элита, даже псевдо-светочи вроде Кудрина и его экспертов, совершенно не в состоянии справиться с ситуацией. Все, что они предлагают, это виртуализация государства, цифровая экономика и замена администрации «добровольцами» из гражданского общества. Только вот это не поможет стране произвести необходимые ей блага и технологии. А раз элита больше не может купить их за границей, она теряет маску и доверие к себе. И может рухнуть, утянув за собой государство. Вошедшее в привычку предательство не оставляет ей иного выбора: она должна идти до конца. Именно это может привести к поражению, а реалии конфликта требуют других людей. Другой элиты. Нельзя вести войну, руководствуясь противоречивыми интересами.

В то же время политический мыслитель Проханов утверждает, что страна в опасности, потому что эти люди взяли в руки власть. По его словам, подтверждением тому служит «контрреволюция» после Крыма. Присоединение полуострова к России вызвало тем более сильную волну патриотизма, что оно было неожиданным. До того было президентство Медведева, который открыл для гражданского общества двери во власть, где была сформирована целая неолиберальная сеть. Было время дружбы и сотрудничества, холодная война осталась в прошлом. Нефть росла, и все можно было купить. Так, зачем что-то производить самим? За исключением мюнхенской речи Путина ничто не противоречило этой тенденции. Но тут случился Крым. Население охватила безумная мечта. Забытая гордость: люди сражались и гибли за то, чтобы быть русскими, не вступать в Европейский союз.

Эта встречная идеологическая волна нарушила приятную и сладкую дрему, вызвала настоящую панику в неолиберальном клане, который пустил глубокие корни на всех уровнях власти. Он развернул отчаянную борьбу, чтобы похоронить эту волну: проект Новороссии закопали, Царев выбыл с политической арены, Стрелкова приструнили, а минские соглашения остановили наступление бойцов Донбасса, позволили натовским консультантам взять под крыло украинскую армию и отдали города вроде Одессы на откуп мстительным неонацистам (последствия этого прекрасно всем известны). Их посыл был предельно прозрачным: Крым — это случайность, а не тенденция.

Введение санкций же поначалу заставило отступить неолиберальные силы, однако они вновь вернулись на первый план в 2016 году, когда ситуация в экономике пошла на поправку, государственные меры принесли плоды и были запущены социальные программы. Иначе говоря, эти силы вернулись, когда работа уже была проведена, и можно было воспользоваться ее результатами.

Принятие борьбы и прояснение идеологической позиции

В конечном итоге, у России не остается выбора, однако конфликт элит, который связан со стремлением замять этот факт, все больше ослабляет ее.

С одной стороны находится неолиберальный клан, который идет против всеобщих интересов и дестабилизирует обстановку. Так, мы писали, например, о предложении по пересмотру классической для России пятибалльной системы школьных оценок, с которым выступил некий преисполненный модных тенденций реформатор. Министерству образования пришлось выступить против этой инициативы, которая могла без нужды спровоцировать народное недовольство. Тем более что в стране и так уже есть критикуемая (по форме и содержанию) пенсионная реформа, индексация энергетических тарифов для населения и повышение НДС. Все это ведет к утверждениям о том, что власть защищает интересы бизнеса, а не граждан.

Стоит также отметить ситуацию с изъятием в бюджет дополнительной прибыли в размере 500 миллиардов рублей у металлургической и химической промышленности. Было опубликовано фото Путина за подписью соответствующего постановления, бизнес возмутился, и в конечном итоге был дан задний ход: решение не принято, а обсуждается. То есть, с идеологическим выбором до сих пор нет определенности даже в условиях объявленной России экономической и финансовой войны.

Презентация платежной карты «Мир»

Противостояние элит не позволяет признать настоящую борьбу, истощает внутренние силы страны. Как бы то ни было, это не значит, что такая борьба не ведется. Так, была запущена параллельная SWIFT платежная система МИР, и все госслужащие получают зарплаты через нее, что является важной гарантией. Кроме того, Россия по-тихому избавилась от 85% своих американских облигаций и готовится к национализации своей финансовой системы.

Все, что не убивает нас, делает нас сильнее. Россия должна победить в этой войне (потому что речь на самом деле идет о войне) и выйти на новый уровень политического существования. Как СССР во время Второй мировой. Некоторые провели интересную параллель между Песковым и Молотовым: официальная риторика отрицает конфликт, что не отменяет скрытой подготовки. Было бы хорошо не повторять прежних ошибок. Способность страны реагировать стала бы существенно выше, если бы политическое влияние элит соответствовало их легитимности в народе. Поддерживать вопреки всему неолибералов, которые без такой помощи не представляют собой хоть сколько-нибудь серьезной политической силы (во внутреннем плане), по-настоящему контрпродуктивно. Особенно в период конфликта. А такой конфликт существует.

Россия должна победить в этой войне (она действительно на это способна) и стать сильнее, изменить равновесие геополитических сил и идеологический баланс, пусть даже немалая часть элиты хочет избежать этого любой ценой. Но если она проиграет в борьбе, то перестанет существовать в нынешнем политическом виде и современных границах.

Карина Беше-Головко, доктор публичного права

Последние публикации

Популярные статьи